full screen background image
Search
28 января 2023
  • :
  • :

«Ну-ну, давай, сюсюкай с ребенком, вырастет – устроит тебе, что небо с овчинку покажется!»

— …Да я вообще в шоке от золовки! – рассказывает двадцатидевятилетняя Лидия. – Свекровь жалко, доченька ее ей все нервы вымотала уже. Что хочет, то и делает! Школу бросила в девятом классе еще, даже ОГЭ не сдала. Дома не ночует, просто уходит, выключив телефон, через пару дней возвращается, как ни в чем не бывало…

— Понятно. Трудный подросток, значит?

— Да уже не подросток даже, девятнадцать лет, взрослая тетя. Совершеннолетняя! С матерью разговаривает через губу, запросто может ее обозвать, послать подальше. Хотя она и в шестнадцать лет уже мою свекровь ни во что не ставила, спокойно уходила жить к каким-то парням, возвращалась через месяц-другой, пару абортов делала, это только то, что свекровь знает точно…

— Хм. Может, надо было еще тогда к специалистам обратиться?

— Специалисты – пройденный этап, свекровь рассказывала, что она кучу психологов обошла еще в те годы, когда дочь в школе училась. И Вику таскала, и сама ходила, ну, вроде как говорят же, что прежде чем воспитывать ребенка, наведите порядок в своей голове. У психиатра даже были. Никто ничего не посоветовал дельного. Ждите, мол, пубертат пройдет, и все нормализуется. По идее он давно прошел, девочка созрела, но козлит по-прежнему. Свекровь уже откровенно говорит – дура я, зачем я ее родила? Был нормальный сын, радость и гордость, так нет же, не жилось спокойно, очень дочку хотелось. Девочки, мол, к матери ближе, и в старости опора. Не знаю, говорит, куда бежать от этой опоры, до старости не доживу! Парня бы хоть в армию, может, забрали, там бы мозги вставили. А с девкой даже и надеяться не на кого…

— Может, отселить ее, снять с довольствия, раз взрослая уже, и по-хорошему не понимает?

— Ну, раньше свекровь так и говорила – как только стукнет Вике восемнадцать, соберу ей чемодан, выставлю за дверь и забуду, как страшный сон. Пусть идет, куда хочет, живет хоть под мостом… Стукнуло восемнадцать, свекровь замолчала на эту тему. Все-таки родную дочь выгнать вот так вникуда непросто. На работу ее не возьмут, образования у нее никакого вообще. Пол мыть идти она не хочет, разумеется, учиться тоже. Тупик…

Со свекровью, по мнению Лидии, произошло то, что многие называют «бойтесь своих желаний». Девочку, дочку Ольга Викторовна хотела с самого начала. И, когда почти тридцать лет назад у нее родился сын, вместо радости испытала досаду и разочарование: у меня? Мальчик? Зачем?

Нет, ну потом, конечно, взяла себя в руки: растила, ухаживала, развивала, лечила, как почти любая мать, вкладывала в ребенка душу. Мальчик был замечательный и абсолютно беспроблемный. Почти не плакал, хорошо ел и спал, замечательно набирал вес, раньше других детей заговорил и пошел. Рано выяснилось, что ребенок очень способный, заниматься с ним почти и не требовалось.

— Свекровь говорит, что никто с Олегом не учил цвета, дни недели, месяцы! – рассказывает Лида. – Ну, может, один раз назвали и все, он запомнил. Читать научился сам, были какие-то кубики с буквами, тоже пару раз показали, и он начал складывать слова. В четыре года поехал к бабушке и матери письма писал печатными буквами, у нее эти письма лежат, это не выдумки…

Впрочем, свекровь успехами сына не восхищалась: была уверена, что все дети в благополучных семьях развиваются примерно так. Мальчики к тому же еще и позже. Ах, вот если бы у нее была девочка! Мальчик, сын – может, и неплохо, но. Девочка – лучше.

Все молодые годы свекровь пыталась родить девочку, это стало идеей фикс. Но со вторым ребенком у них с мужем долго не получалось. Врачи разводили руками, но женщина не сдавалась. В итоге забеременела, когда сыну было уже десять лет.

— Ох, я не знаю, что бы с ней было, если бы там оказался второй мальчик! – вздыхает Лидия. – Она рассказывает, что с самого начала трясла врачей – ну кто там? Девочка? Девочка? Тогда уже узи делали всем подряд, с первой ее беременностью такого не было.

Когда наконец женщине сказали, что да, девочка – это был лучший день ее жизни.

— Девочку назвали Викторией, то бишь победой, уж не знаю, над чем и над кем! – усмехается Лидия. – И она задала родителям жару с первых дней. Первый свой год просто орала, не переставая, днем и ночью, обошли всех врачей, причин не нашли. Потом ор прекратился, но девочка ни минуты не сидела одна. Потом пошла в садик, и начались новые проблемы…

Все, что у сына в свое время получалось само собой, с дочкой добивались путем долгих мучительных упражнений. Стишок выучить была целая проблема, четыре строчки никак не удерживались в маленькой голове. Читать она не хотела до первого класса, ботинки зашнуровать не могла, так и ходила расшнурованная, запихав концы шнурков внутрь, пока мать не завяжет. Удивительно, дети одних родителей, и такие разные.

Когда Вике было пять лет, а Олегу, соответственно, пятнадцать, не стало их отца – сердечный приступ. Свекровь посвятила себя детям – хотя скорее, конечно, дочери. Олег как-то рос и проблемы свои решал сам. Закончил школу, поступил в институт, получил диплом, начал работать, женился… Вику так и водили за руку класса до седьмого. А как только немного отпустили, она сорвалась и покатилась вниз…

— Звоню свекрови время от времени, спрашиваю, как дела, что нового, и уже знаю ответ! – делится Лида. – С Викой опять проблемы. То пропала, третий день ни слуху ни духу, то наоборот, приперлась в ночи вдрабадан, свекровь ее откачивала. И так день за днем…

Своей вины в том, что дочь у нее вот такая, свекровь не видит, а в последнее время еще и невестке прочит такую же судьбу.

У Лиды с мужем тоже маленькая полуторагодовалая дочь Машенька, милый чудесный малыш. Но Ольга Викторовна почему-то на сто процентов уверена, что через несколько лет Маша будет таким же монстром, как Вика.

— Пришла к нам в гости, дочка спит у меня, сидим на кухне, чай пьем, разговариваем потихоньку про Вику опять, разумеется, — рассказывает про свекровь Лида. – Смотрю, Машуля проснулась, идет к нам в пижамке. Я, конечно – ой, кто это проснулся, кто к нам пришел, киска наша, иди к мамочке, кто тут глазки трет, — ну, обычно, что проснувшимся детям говорят. И тут за спиной голос свекрови – «Ну-ну, давай, сюсюкай, дуй в попу, вот вырастет скоро твоя киска – устроит тебе, что небо с овчинку покажется!»

Свекровь ни минуты не сомневается, что Маша вырастет Викой номер два. Как ни воспитывай, что ни делай, конец один. Лида пытается доказать Ольге Викторовне, что вовсе не обязательно. Отец у Маши вполне нормальный, сама она, Лида, тоже не доставляла родителям никаких проблем. На что свекровь говорит, что они с мужем тоже нормальные родители, воспитывали, как могли, а выросло непонятно что.

— Чуть ли не зря я Машу родила! – жалуется Лида. – Ну как так можно-то? Пытается мне доказать, что со своим ребенком я еще наплачусь. Бесит просто…

Как ответить свекрови на ее глупости так, чтобы она оставила эту тему раз и навсегда? Ссориться не хочется, свекровь – человек хороший, добрый. Жалко ее.

Как строить с ней общение? Что думаете?

Хотите оперативно узнавать о новых публикациях на сайтах «Семейные обстоятельства», «Коммунало4ка.ру», «Сундучок»? Присоединяйтесь к проекту в соцсетях ВКонтакте и Одноклассники.ру. А еще Телеграм. Заходите, рада всем!

Женское здоровье во многих отношениях отличается от здоровья мужчин. Здоровье женщин является частью здоровья населения, где здоровье определяется Всемирной организацией здравоохранения как «состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или недугов. Часто рассматриваемые как просто репродуктивное здоровье женщин, многие группы выступают за более широкое определение общего состояния здоровья женщин, которое лучше выражать как «женское здоровье». Эти различия ещё более усугубляются в развивающихся странах, где женщины, здоровье которых включает в себя как риски, так и опыт, находятся в ещё более неблагоприятном положении.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *